Настя. Даль.

На горизонте было ясное, винное золото, и она, повитая им, глядела вдаль.

Она глядела вдаль и говорила:
"Ушел. Не вернется".  "Нет, он вернется".  

Старик снял фуражку, заглянул ей синими, вещими глазами в лицо.  Он увидел на ланитах ее две слезы.

Протянулись облачка. Разрезали золотую зеркальность отчетливыми, синими клочьями.  Остался только один винный кусок золота, да и он угас. 

И вечность погасла на горизонте. 
Ходили и говорили о прошлом.

 

Андрей Белый
"Кубок метелей. Четвертая симфония"

Последние работы